ФЭНДОМ


Источник: http://habrahabr.ru/blogs/e_gov/123324/

Автор: Тимур Шемсединов (shemsedinov)

Здесь приведен фрагмент статьи.

Представительская демократия в исторических масштабах явление новое, можно сказать, экспериментальное. За немногим более 300 лет практики можно подвести некоторые итоги, но сначала нужно отметить причины возникновения самого принципа делегирования.

Первая очевидная причина – это невозможность собрать весь народ (даже, прошедший некоторый ценз, например имущественный) в одном месте и тем более, непрерывное функционирование такого всенародного органа власти. Вторая причина – невозможность всенародного принятия решений, требующих определенного образования, квалификаций и знания. Это если смотреть на вопрос с точки зрения теоретической, но в исторической реальности причина была одна – власть уже принадлежала людям не равномерно из-за неравномерного распределения богатства, положения в обществе, влияния и других факторов. А при переходе к демократическим формам верхушка просто закрепила это неравенство с помощью механизма “делегирования”, формально декларируя равенство голосов избирателей.

Что же изменилось с тех пор и есть ли у нас альтернативные способы государственного устройства? Конечно же, за последние 15 лет самый большой скачек в развитии получили средства коммуникации, мобильная связь и интернет. И всем стало ясно, что старая представительская форма демократии отжила свой век. Ведь теперь, впервые за все время, начиная от городов-государств, стало возможным собрать всех граждан и в виртуальном пространстве и без посредства делегатов принимать прямые решения. “Костыли” стали больше не нужны как в законодательной, так в исполнительной, и даже в судебной ветвях власти. Да само понятие “ветви” при этом теряет всякий смысл.

Оглянемся теперь на уходящую в историю представительскую форму демократии, парламентаризм, политические партии, министерства и ведомства, государственный бюджет, вертикаль власти, самые справедливые суды и опускание бумажек в прорезь. Какие гарантии есть у голосующего, что его депутат, если его еще и выберут, будет лоббировать его интересы? Изменить мнение можно будет только через несколько лет. У тех, кто голосовал за депутата, набравшего меньше балов вообще нет представителя. А все, о чем говорил кандидат во время предвыборной кампании, сразу после окончания голосования забывается. Ни какой же ответственности за нарушение обещанного не предусмотрено законом, да и слова не закреплены ни каким договором, их исполнение полностью на совести депутата. Если же мы говорим о том, что избранный действует как-то не так, то он нам справедливо ответит: “Вы же сами меня выбрали, на вас и ответственность”.

Депутат, чиновник, судья, президент, стоят вне закона, пусть на какое-то ограниченное время, но как раз ограниченность этого времени толкает их на усилия по “закреплению” личных позиций более, чем на усилия по государственному творчеству. В результате, нам гораздо сложнее представить себе наследного монарха, грабящего казну государства, чем президента, продающего страну по частям и набивающего личный карман. Естественно, монарх точно знает, что эта страна дана ему навсегда и останется его потомкам, поэтому, он чувствует ответственность гораздо острее и оно преобладает над чувством неограниченной власти.

Что же нужно для того, чтобы демократия все же работала? Во-первых –информация , если избиратель не знает чего-то важного, что могло бы повлиять на его выбор среди кандидатов, то он не сможет проголосовать адекватно. Во-вторых – для независимого выбора нужнасвобода от чужого мнения, способность мыслить, желание иметь свою точку зрения. И выбранные нами представители лишают нс права на оба этих определяющих фактора. Чего стоит мнение человека, если его с детства обрабатывает пропаганда, навязывая шаблоны мышления, и формирующая у него в голове стойкие ассоциации по поводу ключевых форм организации общества. Подумать иначе, даже просто пофантазировать, выйдя за рамки вопросов материального благосостояния и самых примитивных желаний, для сегодняшнего среднего человека – это нечто на грани просветления.

В эпоху глобальных корпораций, промывание мозгов стало основной движущей силой общества потребления. Лозунг“в людях нужно культивировать желания” стал догмой не только для бизнеса, но и для власти. Конечно же, как можно получить от людей их деньги, внимание, и голоса на выборах – нужно нащупать у них пороки, желания, мотивации. Новые времена и новые высокие технологии пока принесли больше рабства, чем свободы, только методы изменились, все стало гораздо более изощренным. “Нет рабства безнадёжнее, чем рабство тех рабов, Себя кто полагает свободным от оков” – Иоганн Вольфганг Гёте. Против этого есть и реакция, вылившаяся в Викиликс, Анонимусов, антиглобалистов.

Но отвлечемся от ужасов и мракобесия сегодняшнего дня и подумаем, как же все-таки извлечь пользу из технологий, пришедших в каждый дом со средствами связи. Итак, в каких же процедурах может выражаться прямая демократия, осуществляемая с помощью виртуального присутствия.

Автономия и самоуправление малых группПравить

Вообще понятие страны для электронного пространства не естественно, ни каких границ и расстояний нет. Люди могут ситуативно объединяться по общим интересам, взглядам или по географическому, национальному, религиозному или культурному признаку. Принимаемые решения не требуют финансирования из государственного бюджета, ведь люди могут сформировать и наполнить микробюджет и потратить его для исполнения принятого ими же решения. Осуществление самоуправления превратится в локальные общественные проекты, а все необходимые товары и услуги для этих проектов могут закупаться через механизмы тендеров. Плюсы очевидны, ни каких распилов бюджетов, ни каких долгих цепочек при прохождении средств, полное отсутствие дармоедов, сидящих на пути решений и денег.

Великие делаПравить

Очевидно, что сегодняшним государствам, в отличие от вчерашних империй все сложнее и сложнее исполнять “великие дела”, т.к. это требует колоссальных затрат на мотивацию и приведение воли большого количества людей в согласие с единым вектором. Но в электронной среде опять появляется возможность “великих дел”, причем, по своей природе они ни чем не отличаются от общественных проектов для малых групп. Подход масштабируем и гибок.

Прямое информированиеПравить

Пропадает монополия на СМИ, каждый человек, затратив минимальные ресурсы, может писать и публиковать, вещать видео, голосовые записи подкасты, сам становится и репортером из места своего пребывания в данный момент, каналом новостей о себе и о происходящем вокруг. Запудрить мозги массам будет все сложнее и сложнее .

Персональные компетенцииПравить

Пора признать, что неравенство – есть природа человека, и как бы кому не хотелось гнать всех по одной мерке, но встречаются более или менее добрые, более или менее умные, более или менее квалифицированные в разных областях. Было бы глупо предположить, что голос доярки в голосовании по глобальным финансовым вопросам должен быть эквивалентен голосу доктора наук, написавшего десяток монографий по этому вопросу, или равнялся бы голосу крупного бизнесмена, вложившего большие средства в проект, напрямую зависящий от принимаемого решения. Вопрос компетенций решается введением коэффициента признания авторитетности мнения, то есть каждый, человек становится публичным экспертом и набирает “вес” в принятии решений, требующих квалификации.

Отсутствие государственного бюджетаПравить

Упразднение этого атрибута государственности предусматривает так же и полное упразднение государственного аппарата, отмену налогов. Место налогов займет финансовое участие граждан в общественных проектах , и это самое участие будет определять “влияние” человека в обществе, вес его голоса, степень доверия и уважения к его мнению. Исчезновение государственных структур приведет, так же, к распределению их функций между гражданами.