Фэндом


Ответ на этот вопрос прост – большинство людей не компетентно для принятия правильных решений. Но это лишь первая часть ответа. Вторая часть ответа в том, что вообще никто в длительной перспективе не компетентен в принятии серьёзных стратегических решений. Никто, кроме пророков. А пророков не бывает, кроме дутых пропагандой.

Муравьи тащат вкусного жука в муравейник хаотично. Каждый тащит в свою сторону. Их усилия не скоординированы, и жук перемещается медленно, получая чисто статистически большинство «голосов» с той стороны, куда его надо тащить. Жука можно было бы тащить быстрее, если бы работа была слажена и организована лидером. Но лидер, если бы он был, был бы одним из этих муравьёв и «знаний» о том, куда тащить у него не больше, чем у окружающих. И тогда жук, скорее всего, будет быстро и эффективно протащен мимо муравейника.Но люди – не муравьи. У них есть лидеры, и есть скоординированное целенаправленное движение. Причём все (или, коварно вкрадывается демократическое слово «большинство») уверены в правильности пути.

Дело в том, что люди относятся к общественным животным другого типа. Они образуют так называемые репутиционные сообщества. Муравьи относятся друг к другу одинаково, ожидают друг от друга одинаковых реакций и равны между собой (коварно вкрадывается демократическое слово «равенство»). Люди, как стая обезьян или волков, образуют сообщества, где каждая особь опирается на собственный опыт взаимодействия с окружающими ее соплеменниками. В таких сообществах выдвигаются вожаки, образуются отщепенцы, выстраивается иерархия. Однако размер такого сообщества ограничен умственными способностями его членов. Оно не может превышать некий размер. Сейчас это называют «числом Данбара». Для людей это число гуляет в пределах 200–300. Также, разумеется, очень влияет на размер группы, не только усреднённое для группы «число Данбара», но и личное число Данбара вожака. Есть легенды о великих полководцах, помнивших в лицо всех своих солдат.

В репутационных сообществах взаимодействие эффективно, альтруизм приветствуется, так как повышает репутацию, а деятельность на благо группы предполагает преференции при размножении. «О, он такой великодушный, я его хочу!» Но люди в своих сообществах давно превысивших размерами число Данбара, чего смогли достичь за счёт мета–репутации – культуры и набора ожиданий по–умолчанию (что тот же Фукуяма назвал «доверием» и о чем написал свою красивую книжку), перестали быть эффективными, как группа.Однако репутационные механизмы продолжают работать, но лишь у нас в головах, и это эксплуатируется. Если нам можно знать не более 300 субъектов вокруг себя, то большую их часть займут бренды, знаменитости и политики. Друзей настоящих почти не останется. Это значит фактическое уменьшение эффективного числа Данбара для каждого из нас. Сейчас рабочая или проектная группа эффективна, если она составляет не более 10 человек. Остальное место занято семьёй, друзьями вне работы и да, брендами и политиками. А наш мозг воспринимает Кока–Колу, как вожака стаи, которому нужно подчиняться. Мы превращаемся в муравьёв. В анонимное сообщество. В толпу в метро, в автомобильную пробку, в стадион, орущий «гол» или «Зиг Хайль».


При этом мы постоянно пытаемся применять репутационные принципы в анонимном сообществе. Мы верим в эффективность лидера, в эффективность большинства, равенства и братства (ведь мы помним, что муравьи одной семьи – сестры). И исходя из этих, весьма сомнительных принципов, мы пытаемся решать дилеммы, что лучше – лидерство или демократия, авторитаризм или анархия. Да ничего не лучше. Нельзя применять репутационный подход в управлении обществом, когда каждому или хотя бы некоторому числу членов общества выгодно не платить налоги, не вывезти мусор из леса, обоссать лифт, проехать на красный свет и так далее. В анонимном сообществе выгодно быть паразитом и трутнем, а не великодушным лидером или альтруистом.

Лидеры, которых мы знаем сейчас не более чем трутни, которые просто рассказывают, что они – лидеры. Так что – быть муравьями? Но это бесчеловечно. Мы не способны представить себе систему, в которой решения принимаются статистически, ценой огромных жертв. Мы все–таки – люди.

Значит, до того, как решать, какой способ правления удобнее, надо решить одну простую задачу – вернуть общество назад к репутационным отношениям. К отношениям, когда каждый знает все о каждом и соответственно выстраивает свои ожидания. И это уже не утопия. Именно интернет, социальные сети и прочая подобная «чепуха», делают это. Они выступают "протезом", расширителем наших способностей к запоминанию людей. И именно это является кризисом для современной системы власти. И именно это мы нутром ощущаем, когда понимаем, что демократия не работает, но и монархия или тоталитаризм – зло. И именно это почувствовал Фукуяма, написав статью "Будущее истории" (http://www.globalaffairs.ru/number/Buduschee-istorii-15456), так хорошо разбирающийся в доверии, культуре и репутации. Мир меняется прямо сейчас.

rp 10:16, февраля 25, 2012 (UTC)

Обнаружено использование расширения AdBlock.


Викия — это свободный ресурс, который существует и развивается за счёт рекламы. Для блокирующих рекламу пользователей мы предоставляем модифицированную версию сайта.

Викия не будет доступна для последующих модификаций. Если вы желаете продолжать работать со страницей, то, пожалуйста, отключите расширение для блокировки рекламы.

Также на Фэндоме

Случайная вики